Оформить квартиру
Защита прав потребителей
Создание юридических лиц
Арбитраж
Сопровождение сделок
Налогообложение
Банковские (кредитные) вопросы
Корпоративные споры
Юридическое обслуживание
Жилищные споры
Семейные споры
Трудовые споры
Наследственные споры
Земельные споры
ДТП

цитата Если Вы получили решение о взыскании в Вашу пользу чего-либо, то радость преждевременна. Решение надо исполнить.

Иск о признании завещания недействительным удовлетворен

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от г. по делу N
Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда
в составе: председательствующего
и судей
при секретаре М.В.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи дело по кассационной жалобе ответчицы М.Н. на решение Коптевского районного суда г. Москвы , которым постановлено:
Признать недействительным завещание, составленное года от имени К.В.М., в пользу М.Н., удостоверенное Н., временно исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Б.И.А., зарегистрированное в реестре N *.
Признать недействительным договор дарения квартиры, расположенной по адресу: *, заключенный года между К.В.М. и М.Н., удостоверенный нотариусом г. Москвы Б.И.А., зарегистрированный в реестре N 2*.
Прекратить право собственности М.Н. на однокомнатную квартиру, размером общей площади 38,1 кв. м, жилой площади 17,8 кв. м, расположенную по адресу: * по договору дарения.
Признать за А., право собственности по праву наследования по завещанию после смерти К.В.М., умершего 15 декабря 2010 года, на 3/4 (три четвертых) доли в праве собственности на однокомнатную квартиру, размером общей площади 38,1 кв. м, жилой площади 17,8 кв. м, расположенную по адресу: *
Признать за М.Н., право собственности по праву наследования по закону после смерти К.В.М., умершего 15 декабря 2010 года, на 1/4 (одну четвертую) доли в праве собственности на однокомнатную квартиру, размером общей площади 38,1 кв. м, жилой площади 17,8 кв. м, расположенную по адресу: *
В остальной части исковых требований А. - отказать.
установила:
А. обратилась в суд с уточненным иском к М.Н. о признании недействительными: завещание, составленное года от имени К.В.М., в пользу М.Н., удостоверенное Н., исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Б.И.А., по реестру N * договор дарения квартиры, расположенной по адресу: *, заключенный 01 декабря 2010 года между К.В.М. и М.Н., признании за А. право собственности по праву наследования по завещанию после смерти К.В.М., умершего 15 декабря 2010 года, на однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: *
Свои исковые требования истец мотивировала тем, что К.В.М., 13 июля 1932 года рождения, инвалид 2 группы 3 степени, является родным дедом истицы по линии отца, он был зарегистрирован и проживал, а также являлся собственником однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: * 03 июня 2009 года К.В.М. было составлено завещание, согласно условиям которого он завещал А., указанную выше квартиру, завещание было удостоверено П., временно исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Р., N реестра * Завещание было подписано К.В.М. лично. 15 декабря 2010 г. К.В.М. умер. К.С., сын наследодателя, отец истицы, является наследником по закону после смерти К.В.М., а истица А. является наследницей по завещанию К.В.М. В установленный законом 6-ти месячный срок К.С. и А. обратились с заявлением о принятии наследства к нотариусу г. Москвы Ж.С.М. и было открыто наследственное дело N * к имуществу умершего К.В.М. Но только после смерти К.В.М., стало известно, от имени К.В.М. было составлено завещание, удостоверенное Н., временно исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Б.И.А., согласно условиям которого все имущество и все права, какие ко дню смерти К.В.М. окажутся ему принадлежащим, в чем бы таковые не заключались и где бы они не находились, завещаны М.Н., 07 мая 1947 года рождения. 01 декабря 2010 года между К.В.М. и М.Н. был заключен договор дарения квартиры.
Истица указывает, что завещание от имени К.В.М. в пользу М.Н., договор дарения, заключенный между ним и М.Н., являются недействительными, т.к. К.В.М., был инвалидом 2 группы 3 степени, находился в тяжелом состоянии, имел ряд хронических заболеваний, последний год жизни его состояние здоровья резко ухудшилось, 28 ноября 2009 года он перенес инсульт, в результате которого парализовало левую сторону организма, и было частичное нарушение речи, в результате он стал лежачим больным, нуждающимся в постоянном постороннем уходе. С 2004 г. по 2010 г. перенес 3 инфаркта миокарда, с ноября 2009 по август 2010 он 5 раз был госпитализирован в больницы. К.В.М. страдал тяжелыми заболеваниями, которые оказывали воздействие не только на физическое, но и психическое и психологическое состояние его здоровья. Когда он мог, он жаловался на слабость, недомогание, головную боль, головокружение, шум в голове. Он был подозрительным, тревожным, его поведение резко менялось, от лояльного, плаксивого, к резко агрессивному, К.В.М. страдал потерей памяти, путал дни, даты, времена года, не ориентировался во времени и пространстве, был крайне неопрятен, путал имени родственников и знакомых, контакт с ним был затруднен. Практически после перенесенного в ноябре 2009 года инсульта, К.В.М. был лежачим больным, мог передвигаться в инвалидной коляске только с посторонней помощью, и в момент подписания завещания в пользу М.Н. и договора дарения квартиры между ними, К.В.М. не отдавал отчет своим действиям и не мог руководить ими, что в силу ст. 177 ГК РФ является основанием для признании сделок недействительными. Договор дарения квартиры является ничтожным независимо от признания его таковым судом, т.к. право собственности М.Н. и переход права в Росреестре были зарегистрированы 17 декабря 2010 года, т.е. после смерти К.В.М., и соответственно договор не соответствует требованиям ст. ст. 131, 164, 165 ГК РФ.
Представитель Истца Лазукин М.В. в судебное заседание явился, исковые требования поддержал в полном объеме по основаниям указанным в исковом заявлении, при этом не оспаривала то обстоятельство, что М.Н. являлась женой наследодателя, пенсионеркой по возрасту, инвалидом 3 группы, после смерти К.В.М. М.Н. проживала в квартире по адресу: <...>, и имеет право на обязательную долю в наследственном имуществе после смерти К.В.М.
Ответчик М.Н. в судебное заседание явилась, исковые требования не признала, пояснив, что с К.В.М. они проживали около 40 лет совместно, но брак зарегистрировали только 17 ноября 2010 года, т.к. истица и ее отец выкрали паспорт и другие документы К.В.М., в том числе медицинские документы и именно они довели К.В.М. до смерти. К.В.М. действительно сделал завещание на внучку, но затем передумал, и в период составления завещания в пользу ответчицы, заключения договора дарения К.В.М. был адекватен, отдавал отчет своим действиям. О смерти К.В.М. ответчица его родственникам не сообщала. Ответчик хотела обратиться к нотариусу с заявлением о принятии наследства, но нотариус ей разъяснила, что если после смерти имущества нет, т.к. квартира подарена, участок земли продан, необходимости оформлять наследство нет. После смерти К.В.И. ответчик проживала в квартире по адресу: *, несла расходы по ее содержанию. Она является пенсионеркой по возрасту, инвалидом 3 группы.
Представитель ответчика по доверенности С.А. в судебное заседание явился, исковые требования не признал, указав также, что суд должен критически отнестись к показаниям свидетелей со стороны истцов, ответчик не согласна с заключением экспертов, но в данном судебном заседании заключение не оспаривает, а как следует из текста договора дарения квартиры, он действителен и подлежит исполнению с момента его подписания, независимо от времени регистрации договора.
Третье лицо нотариус Б.И.С. в судебное заседание не явилась, о дне слушания дела извещена, ранее в судебном заседании пояснила, что лично К.В.М. она не помнит, все удостоверенные сделки регистрируются в журнале, проводят консультации, сомнений в дееспособности не возникло, в противном случае сделка не была бы зарегистрирована.
Третье лицо представитель Росреестра в судебное заседание не явился, о дне слушания дела извещен надлежащим образом.
Третье лицо К.С. в судебное заседание не явился, о дне слушания дела извещен надлежащим образом.
Судом постановлено выше приведенное решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы и дополнений к кассационной жалобы просит ответчик М.Н.
В заседание судебной коллегии явилась ответчик М.Н. и ее представитель по доверенности Т., которые поддержали доводы кассационной жалобы и дополнений к кассационной жалобе, просят решение суда отменить.
В заседание судебной коллегии явилась истец А. и ее представитель Лазукин М.В., которые с решением суда согласны, представили возражения на кассационную жалобу и дополнительные возражения.
Проверив материалы дела, выслушав явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы и дополнений к кассационной жалобе, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется, так как оно постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями законодательства.
Судом установлено, что К.В.М., 13 июля 1932 года рождения, инвалид 2 группы 3 степени, был зарегистрирован и проживал в однокомнатной квартире размером жилой площади 17,8 кв. м, общей площадью 39,6 кв. м, расположенной по адресу: *.
Указанная квартира принадлежала К.В.М. по праву собственности на основании договора мены от 13 октября 2005 года, зарегистрированного в УФРС по Москве 12 декабря 2005 года. К.В.М. также являлся собственником земельного участка N 278, размером 570 кв. м, находящегося по адресу: *
03 июня 2009 года К.В.М. было составлено завещание, которым он завещал А. квартиру, расположенную по адресу: *. Завещание было удостоверено П., временно исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Р., N реестра. Завещание было подписано лично К.В.М. В завещании имеется запись "личность завещателя установлена, дееспособность его проверена". Данное завещание стороной ответчика не оспаривается.
06 октября 2010 г. от имени К.В.М. было составлено завещание, удостоверенное Н., временно исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы Б.И.А., зарегистрированное в реестре за 1с-9916, согласно которому, все имущество и все права, какие ко дню смерти К.В.М. окажутся ему принадлежащим, в чем бы таковые не заключались и где бы они не находились, завещаны М.Н., 07 мая 1947 года рождения.
01 декабря 2010 года между К.В.М. и М.Н. был заключен договор дарения квартиры, расположенной по адресу: *, удостоверенный нотариусом г. Москвы Б.И.А., N реестра *.
В данном договоре указано, что переход права по настоящему договору подлежит государственной регистрации в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Москвы.
Договор дарения был зарегистрирован в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Москвы 17 декабря 2010 года. 20 ноября 2010 года между М.Н., действующей по доверенности от 15 ноября 2010 года, удостоверенной Б.И.А., нотариусом г. Москвы, N реестра 1Д-11092, от имени К.В.М., и С.О. был заключен договор купли-продажи (купчая) земельного участка, расположенного по адресу: *. Указанный договор был зарегистрирован в Управлении Росреестра по Московской области 15 декабря 2010 года.
17 ноября 2010 года между К.В.М., 1932 года рождения, и М.Н., 1947 года рождения, был зарегистрирован брак в отделе ЗАГС г. Москвы.
15 декабря 2010 года К.В.М. умер.
В установленный законом шестимесячный срок, а именно 24 декабря 2010 года А. обратилась с заявлением к нотариусу г. Москвы Ж.С.В. о принятии наследства по завещанию после смерти К.В.М.; 25 декабря 2010 года сын наследодателя К.С. также обратился с заявлением о принятии наследства по закону к нотариусу г. Москвы Ж.С.В.
Было открыто наследственное дело N * к имуществу умершего 15 декабря 2010 года К.В.М.
М.Н. с заявлением о принятии наследства к нотариусу не обращалась.
М.Н., 07 мая 1947 года рождения, на момент смерти наследодателя являлась пенсионеркой по возрасту, инвалидом 3 группы.
Статьей 166 ГК РФ установлено:
1. Сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
2. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.
Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.
В соответствие со ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения".
Согласно п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Разрешая заявленные исковые требования, суд первой инстанции руководствовался указанными нормами права, а также положениями статей 1 ч. 2, 164, 165 ГК РФ.
Всесторонне и тщательно исследовав представленные доказательства, допросив свидетелей, дав правовую оценку письменным доказательствам и показаниям свидетелей, суд пришел к обоснованному выводу о том, что в юридически значимые периоды 06 октября 2010 года (дата составления завещания от имени К.В.М. в пользу М.Н..), а также 01 декабря 2010 года в день заключения договора дарения квартиры между К.В.М. и М.Н. К.В.М. не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими, его волеизъявление было нарушено и в соответствии со ст. 177 ГК РФ завещание от 06 октября 2010 года и договор дарения квартиры от 01 декабря 2010 года следует признать недействительными.
Признавая недействительными завещание от 06 октября 2010 года и договор дарения квартиры от 01 декабря 2010 года, суд свои выводы основывал на заключении посмертной судебно-психиатрической экспертизы, производство которой было поручено ГУ здравоохранения г. Москвы Психиатрической клинической больнице им. А. Согласно заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов N * от 31 октября 2011 года, К.В.М. в интересующий суд период страдал психическим расстройством в форме сосудистой деменции (шифр по МКБ 10 F 01). Указанный диагноз подтверждается сведениями из материалов гражданского дела и медицинской документации об обнаруживавшейся у К.В.М. на протяжении ряда лет сосудистой патологии (гипертоническая болезнь, атеросклероз с преимущественным поражением сосудов сердца и мозга), осложнившейся инфарктом миокарда и нарушением мозгового кровообращения, сформировавшейся на этом фоне дисциркуляторной энцефалопатии, цереброваскулярной болезни, нарастающих нарушениях памяти, выраженность которых в апреле 2010 г. достигла значительной степени, что послужило основанием для диагностирования сосудистой деменции и последующего направления на консультацию к психиатру. Указанное психическое расстройство лишало К.В.М. в период составления завещания 6 октября 2010 года, в период составления договора дарения квартиры 1 декабря 2010 г. способности понимать значение своих действий и руководить ими.
Соглашаясь с заключением экспертов, суд исходил из того, что они были предупреждены об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение, эксперты имеют значительный стаж работы по специальности, в заключении экспертов отражены и проанализированы в совокупности все имеющиеся доказательства по делу, а именно материалы гражданского дела, показания свидетелей, а также медицинские документы: амбулаторная карта онкологического диспансера N г. Москвы, амбулаторная карта онкологического клинического диспансера N г. Москвы, амбулаторная карта поликлиники N г. Москвы, амбулаторная карта ПНД N г. Москвы, история болезни N Московской городской клинической больницы N , истории болезни NN МГКБ N, истории болезни N МГКБ N, 7 карт вызова скорой помощи.
Суд признал, что выводы экспертов обоснованны, данное заключение соответствует требованиям Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".
Каких-либо дополнительных медицинских документов, а также дополнительных доказательств ответчицей представлено не было, ходатайство о назначении по делу дополнительной или повторной экспертизы ею не заявлялось.
Кроме того, суд пришел к выводу о том, что договор дарения является ничтожным независимо от признания его недействительным судом, в соответствии со ст. 165 ГК РФ.
При этом суд исходил из следующего.
В силу ст. ст. 131, 164 ГК РФ сделки с недвижимым имуществом, а договор дарения квартиры также является сделкой, подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных статьей 131 настоящего Кодекса и Законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Указанный договор был зарегистрирован 17 декабря 2010 года, т.е. после смерти К.В.М., когда со смертью лица была прекращена его правоспособность.
Поскольку суд признал недействительным (ничтожным) договор дарения квартиры, то спорная квартира, расположенная по адресу: г. *, правомерно признана наследством после смерти К.В.М.
Поскольку завещание от 06 октября 2010 года также является недействительным, то суд правильно указал, что имеет силу завещание от 03 июня 2009 года, согласно которому К.В.М. завещал принадлежащую ему квартиру А.
Частично удовлетворяя заявленные исковые требования, суд установил, что после смерти К.В.М. имеется два наследника по закону: сын К.С. и жена М.Н.
В силу ст. 1111 ГК РФ наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием.
В данном случае наследование по закону изменено завещанием.
Поскольку М.Н. на момент смерти наследодателя являлась нетрудоспособной, пенсионеркой по возрасту, инвалидом 3 группы и в соответствии со ст. 1149 ГК РФ имеет право на обязательную долю в наследстве, которая составляет не менее 1/2 доли от положенной по закону 1/2 доли, т.е. 1/4 доли; фактически приняла наследство после смерти К.В.М., т.к. понесла расходы на его похороны, пользовалась квартирой, несла расходы по ее содержанию, суд первой инстанции обоснованно признал за А. право собственности на 3/4 доли в праве общей долевой собственности на квартиру расположенную по адресу: *по праву наследования по завещанию после смерти К.В.М., умершего 15 декабря 2010 года, а за М.Н. соответственно право собственности на 1/4 долю указанной квартиры.
Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального права и представленных сторонами доказательствах, которые всесторонне и тщательно исследованы судом и которым судом в решении дана надлежащая правовая оценка.
Доводы кассационной жалобы сводятся к оспариванию выводов посмертной судебно-психиатрической экспертизы.
Однако судебная коллегия с данными доводами согласиться не может, поскольку они опровергаются материалами дела.
Представленное ответчицей заключение специалиста в области почерковедческой экспертизы, не может служить основанием к отмене постановленного решения суда, поскольку подпись К.В.М. в оспариваемом завещании и договоре дарения никем не оспаривалась.
Вывод специалиста, что подписи в оспариваемых документах выполнены К.В.М. в обычном для него состоянии и в обычной обстановке, не может опровергать выводы суда первой инстанции, поскольку данное заключение не является заключением эксперта в области психиатрии; специалистом исследовались образцы подписи не в юридически значимый период; заключение было сделано по копии оспариваемых документов; специалист не был предупрежден за дачу ложного заключения, за отказ от дачи заключения. И, кроме того, ответчица не была лишена возможности заявить ходатайство о назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы, а также о назначение по делу иной экспертизы.
Судом с должной тщательностью исследовались подлинные медицинские документы К.В.М., вывод суда о согласии с заключением посмертной судебно-психиатрической экспертизы мотивирован и с ним судебная коллегия согласна.
Доводы кассационной жалобы о том, что суд не определил обязательную супружескую долю, а именно 1/2 доли совместно нажитого имущества в порядке ст. 1150 ГК РФ, не основаны на законе, т.к. согласно спорная квартира была предоставлена К.В.М. на одного согласно распоряжению Префекта САО г. Москвы N от октября 2005 года по договору мены, в порядке улучшения жилищный условий, без какой-либо доплаты; договор мены был заключен между К.В.М. и ДЖП и ЖФ г. Москвы 13 октября 2005 года, а брак между К.В.М. и М.Н. был зарегистрирован 17 ноября 2010 года.
Нарушение норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, судом не допущено.
Фактически доводы кассационной жалобы направлены на иную оценку доказательств и иное толкование норм материального права, что не является основанием к отмене решения суда.
Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены правильно, представленные сторонами доказательства надлежаще оценены, спор разрешен в соответствии с материальным и процессуальным законом, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований к отмене постановленного судом решения.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,
определила:
Решение районного суда г. Москвы оставить без изменения, кассационную жалобу ответчицы М.Н. - без удовлетворения.